Октябрь 20

Поведенческие факторы в Google

Поведенческие факторы в GoogleЯ думаю многие слышали о том, как Андрей Липатцев (сотрудник качества поиска Google) на конференции CyberMarketing 2014 заявил о том, что Google не учитывает поведенческие факторы. Для многих это стало новостью и породило кучу обсуждений на searchengines и facebook. Однако, как выяснилось впоследствии – тема не учетом Гуглом поведенческих факторов уже многократно поднималась на «встречах Google с вебмастерами», которые проходят аж с 2013 года. Ниже представлены наиболее интересные цитаты сотрудников Google, по данному вопросу.

Перед тем как переходить к видеовстречам с вебмастерами – вброс с CyberMarketing 2014 :

Вопрос. Учитываются ли у вас при ранжировании поведенческие факторы, кликовые факторы и социальные сигналы?

Андрей Липатцев. Мы решили вместо поведенческих факторов и социальных сигналов использовать рост и вес вебмастера. Потому что, в этом смысле настолько же полезные данные, позволяющие нам адекватно оценить качество контента и опыт пользователя. Мы решили, бог с ним, зачем мы будем заниматься ерундой, мы все равно о них знаем все: берем вес, рост и показываем тех, у которых вес к росту имеет идеальный показатель. Мы не учитываем – это слишком шумные факторы. Поведенческие факторы – кто куда заходит, кто там сколько сидит – это жизненно важные для вас данные. В Google Analytics вы можете посмотреть, обязательно смотрите и настраивайте. Я первый человек, который будем вам с утра до вечера говорить, как важно настраивать каналы, как важно отслеживать конверсии, как важно понимать почему одну страницу смотрят, а другую нет, в том числе на мобильном устройстве. Это принципиально важно. Использовать это в ранжирование – шумно, манипулировать этим – легко. Поэтому мы не используем поведенческие факторы. Социальные сигналы – это популярность вашего сайта, это то что на английском называется «цыганский телефон», это то, за счет чего вы бесплатно рекламируете себе гораздо эффективнее, чем через рекламу на телевизоре. Этим тоже нужно обязательно пользоваться, но как сигнал для поискового ранжирования – это слишком шумно. Мы этим тоже пока не пользуемся, потому что это невозможно использовать. Это не значит, что об этом не надо задумываться – это очень важные вещи для бизнеса, поэтому обязательно задумывайтесь об этом, работайте с этим, но для поискового ранжирования мы это не используем. Это не должно вас волновать.

Теперь можно переходить к видеовстречам 🙂 Поскольку в своих выступлениях сотрудники Google периодически ссылаются на прошлые выступления, то данные приведены в хронологической последовательности, ссылки на youtube проставлены сразу с временными метками.

Вопрос. Влияет ли на позиции подключение Google Analytics?

Мария Моева. Нет. Мне кажется, что давно-давно уже был ролик с Matt Cutts, который ответил на тот же вопрос. Команда качества поиска и команда вебспама не смотрят вообще на информацию, которую представляет Google Analytics – это совершенно две разные части компании и существует Великая Китайская Стена между ними, также как она существует между отделами рекламы и отделами поиска. Если вам интересно, что делают пользователи на вашем сайте, как они заходит и уходят, тогда попробуйте использовать Google Analytics, но это никак не скажется на позициях в выдаче. Кроме, как уже говорилось: если вы отслеживаете, смотрите, делаете изменения на вашем сайте, то этом может каким-то образом сказаться, что вы просто внесли изменения. Но просто существования кода Google Analytics на сайте – не сказывается.

Андрей Липатцев. Поисковую машину извне, Google в целом как организацию вы воспринимаете скорее всего, как единое целое. Но внутри самой компании, по хорошим очень причинам существуют очень жесткие правила на обмен информацией. У отдела качества поиска и отдела поиска в целом – нет доступа к информации о рекламодателях, у отдела рекламы нет доступа к той информации, которой обладает отдел качества поиска. Это все разделяется, информация о пользователях, которую они предоставляют используется только с той целью, с которой она была предоставлена.

Вопрос. По поведенческим фактором в Google – они работают, или это миф?

Ринат Сафин. Смотрите, мы как и любой другой вебмастер, смотрим что пользователи делают у нас на сайте, как они взаимодействуют с поиском. Когда мы оцениваем какие-то изменения в наших алгоритмах, мы смотрим на то, на сколько это влияет на то, что делают пользователи у нас на сайте, на нашем поиске. Например, если мы покажем совершенно не релевантные результаты, то пользователи никуда не будут кликать и мы поймем, что по этому запросу у нас скорее всего выдача ухудшилась. За вот такими вещами мы наблюдаем. Гораздо больше влияния на вас оказывает то, что пользователь реально делает на вашем сайте. Когда он к вам пришел, если у вас допустим магазин, вы смотрите на то, совершил человек покупку, или нет, сколько он товаров купил, или он сразу же ушел. Если человек пришел на вашу страницу и сразу же ушел, значит скорее всего он ее нашел не по тому запросу, по которому вы бы хотели, чтобы он ее нашел. Значит возможно нужно что-то на странице поменять. Вот за этим я советую следить. Это такие вещи, которые вы можете очень просто у вас на сайте померить. Нужно найти какую-то ключевую метрику, которую вы хотите соптимизировать – это конверсия пользователей, или сколько пользователь просмотрел страниц на вашем сайте, возвращается ли он к вам регулярно, чего вы хотите добиться на вашем сайте. И вот эту штуку нужно оптимизировать, делая сайт просто удобнее.

Вопрос. Как в Google Analytics вычисляется показатель отказов и как он влияет на видимость сайта в поиске.

Андрей Липатцев. Как он вычисляется лучше спросить ребят, которые сильнее разбираются в Google Analytics. Я только точно скажу, что он никак не влияет. Данные из Google Analytics на ранжирование никак не влияют. Это для вас данные, чтобы понять как пользователи взаимодействуют с сайтом.

Вопрос. Передает ли ссылка, по которой переходят пользователи больший вес документу-акцептору, чем ссылка, по которой никто не кликает. Какой фактор важнее – тематичность окружающего ссылку текста, или кликабельность ссылки.

Андрей Липатцев. Не передает. Кликабельность, тематичность – таких понятий у нас нет. Это придумали себе оптимизаторы, сами проводят по этому поводу конференции, строят свои какие-то математические выкладки. Это очень интересно! Я как математик-любитель, мне очень нравится смотреть как они это делают, но никакого отношения к реальности это не имеет. Фактор тематичность и кликабельность – с точки зрения поисковой системы забудьте про это вообще. С нашей точки зрения вебмастер никак не может повлиять не на тематичность, ни на кликабельность ссылок, которые появляются на его сайт. Когда он начинает на это влиять – это выход за рамки наших рекомендаций…

Вопрос. Как Google относится к «отказникам»?

Андрей Липатцев. Отказники, я так понимаю – это люди, которые зашли на сайт и ушли. В том числе не из выдачи, а из социальных сетей.

Мария Моева. […] Что касается нашей выдачи – мы очень часто смотрим на все эти сигналы, пока они нам кажутся слишком шумными. Пример, который приводил Matt Cutts – даже если люди ищут очки, или торты, если вдруг среди всех картинок они увидят очень красивую женщину, они все равно нажмут на эту конкретную картинку. И это нас приводит к выводу, что не всегда эти оказываются самыми точными, и поведение пользователей нельзя использовать с такой большой точностью, чтобы определять какие страницы надо показывать выше, какие ниже. Но мы экспериментируем, так что если будут какие-либо изменения, мы вам сообщим. Но на данный момент это кажется нам слишком шумным сигналом, чтобы использовать.

Вопрос. Речь про накрутку, при которой в качестве источника трафика указывается поисковая выдача. Накрутку фактически кликов.

Андрей Липатцев. Накрутка – забыли про это. Потому что, что нам эти клики, что из поисковой выдачи, или не из поисковой выдачи, что нам с ними делать? Людям нравится конечно, придумывать себе интересные истории, потом даже доводить их до таких вещей. […]

Мария Моева. Мы много раз говорили, что не используем данные Google Analytics в ранжировании поиска. так что если кто-то хочет добавлять себе referrer, чтобы цифры были получше – пожалуйста, но эту информацию мы не используем в ранжировании.

Вопрос. Какие данные вы используете в качестве поведенческих факторов?

Мария Моева. Мы используем клики, когда мы делаем эксперименты в выдаче, я раньше уже объясняла как это делается. […]

Андрей Липатцев. […] Объясни на пальцах, как работают эксперименты, как клики мы используем в экспериментах? Я знаю, что коллега Gary Illyes давал интервью searchengines. ru. он там упомянул это, но ему там не дали возможность развить эту тему. Может мы просто объясним, что значит «мы используем клики в экспериментах»?

Мария Моева. Ок. Я уже сказала, что инженеры, когда придумывают какие-то улучшения наших алгоритмов, вначале они показывают асессорам, совершенно случайным людям, которые не знают в чем изменение, они показывают им выдачу с экспериментом и выдачу без эксперимента. После этого, если мы решим, что это хорошее изменение (потому что отзывы асессоров были положительными), мы запускаем это скажем в течении 2-х недель на 1% пользователей Google. И потом мы наблюдаем, что они делают. Но они не знают, в каких экспериментах они участвуют, потому что они просто ищут, получают выдачу, нажимают там, смотрят. Конечно мы за этим следим, потому что это реальные люди, если им понравилось изменение, то тогда стоит его внедрить.

Андрей Липатцев. Это важно подчеркнуть. Мы смотрим не на ваши клики, а на наши клики. Куда, кто на нашем сайте (выдаче Google), кто что там делает, это логично и на это мы конечно же смотрим. Кто что ищет, в какой последовательности, много ли раз они ищут, мало ли раз они ищут – это мы анализируем. Но это с одним конкретным сайтом не связано .

Мария Моева. Так как люди не знают в каких экспериментах они участвуют, я вам могу сказать, что любой пользователь Google может участвовать в 10 и более экспериментах, они запускаются и отключаются беспрерывно. Они же не знают, что это эксперимент для нового one box, который показывает погоду по другому немножечко. Поэтому они же не могут кликать туда, или сюда, потому что они не в курсе. Поэтому все эти обсуждения про накрутку кликов нам кажутся немножко смешными.

Андрей Липатцев. […] Не учитываются поведенческие факторы. […] Мы уже обсуждали, как Google использует собственные данные в результатах поиска, во время экспериментов, куда пользователи приходят и уходят, как лучше и как хуже. Это один разговор. В том понимании, в котором о них говорят в России – накликивание на результаты, если какой-то сайт и сделать 100 запросов, 99 раз кликнуть и потом он там всегда будет – нет. И всё. А то что там… По этому принципу, как вы описываете результаты исследования, по этому принципу гадалки работают: молодой, красивый, ждет дальняя дорога и большая любовь… Каждый хочет о себе так думать и в 50% случаев это будет правдой, но что кто-то там насыпал соли, а здесь выросли розы – нет ничего, что могло бы ни опровергнуть, ни подтвердить связь между этими двумя событиями. Поэтому если писать постоянно, что поведенческие факторы работают, вот я в этой бирже купил и выросло… А где все статьи о тех случаях, когда люди купили и не выросло? Этих статей я не вижу. Но я уверен, что если проводить настоящий научный эксперимент, с контрольной группой, с группой тестирования, чтобы там было статистически значимое количество сайтов, тогда можно будет пытаться на что-нибудь претендовать и то, очень условно. […]

Мария Моева. На клики мы смотрим, когда проводим эксперементы, но это люди […] не знают что участвуют в этом эксперименте, поэтому такие клики нельзя накрутить. […]

Андрей Липатцев. На счет влияния CTR – мы в долгосрочном плане анализируем собственный CTR, чтобы понять что у нас происходит. Мы на основании этого анализа долгосрочно меняем сам алгоритм поиска, пытаясь понять что пользователям нравится, а что не нравится. Надеюсь это понятно, но CTR одного конкретного сайта, на этот конкретный сайт – это шум, гам, тарарам. Прийти и накликать туда 100 раз – не составляет никакого труда и что с этим делать?

В этой встрече вопросы по поведенческим факторам были мои. Отмечу, что я как и любой порядочный пейсатель сначала задал вопрос, а только потом отправился смотреть предыдущие выпуски 🙂

Вопрос. На конференции CB2014 вы сказали, что Google не учитывает поведенческие факторы, речь шла только про учет данных на основе Google Analytics, или Google также не учитывает поведение в SERP и данные из Google Chrome? […]

Андрей Липатцев. […] Данные Google Analytics в любом случае не учитываются – это ваши данные для анализа сайта. Следующая часть вопроса: «не учитывает данные из SERP и Google Chrome». Для чего не учитывает? Нужно как-то отделять что мы делаем. Естественно мы смотрим на поведение пользователей на нашей выдаче – это же наш сайт. Мы смотрим как пользователи ведут себя, если пользователи недовольны что мы им показываем, мы реагируем на это. Если довольны, мы тоже реагируем. Так построены сотни наших экспериментов и сотни обновлений в год. Мы экспериментируем, показываем что-то пользователям, смотрим что они делают, на основании этого что-то меняем, или не меняем. Поэтому мы смотрим на то, что они делают. Другой вопрос, что мы смотрим на данные в очень большом масштабе, на данные для всей нашей выдаче, для разделов нашей выдачи, для групп пользователей с которыми мы проводим эксперименты. Если вы думаете о данных для одной конкретной страницы, которая по какому-то конкретному запросу висит в выдаче – там слишком много шума, чтобы с этим что-то делать. […]

Вопрос. Использует ли Google получаемы от Google Chrome данные для построения аналого BrowseRank?

Андрей Липатцев. […] Вопрос идет о том, разрабатываем ли мы что-то, строим ли мы какие-то новые разработки на основе чего-то… Комментировать то, над чем сейчас могут работать – абсолютно бесполезно. Когда оно будет реализовано, тогда мы наверное все об этом узнаем, тогда и поговорим, а сейчас и говорить не о чем. И наконец, я не совсем понимаю цель вопроса, куда он направлен. […] Если практическая сторона вопроса заключается в том, чтобы обращаться в Мовебо, или Userator и тратить деньги на покупку кликов, то не надо. […]

Вопрос. Комментарий по поводу высказывания Владимира Офицерова, нашего коллеги из инженерной команды качества поиска […], он говорил: «И если пользователи вместо того, чтобы кликать на первый результат постоянно кликают на второй, вот тогда ваш сайт попадет под просмотр, и ручные и автоматические алгоритмы вас оттуда уберут » […] Что подразумевается под ручными и автоматическими алгоритмами? Из указанного следует, что конкретный сайт уберут, если на него не кликают.

Андрей Липатцев. Цитирую участника Виктора, с форума Google для вебмастеров: «Речь шла только о том, что если вы выпихните сайт в топ плохими ссылками, то очень скоро он оттуда улетит под плинтус. А то, что не кликают по топовому результату – это только сигнал, что с выдачей не совсем все правильно и нужно обратить внимание. Такой сайт либо заслуживает ручных мер, либо алгоритм ранжирования нуждается в корректировке. Вот и все, нет никаких ПФ влияющих на ранжирование». Я пожалуй лучше чем Виктор, не смог бы ответить сам. Я подписываюсь под этим ответом.

На текущий момент это все. Есть еще открытый тред про учет BrowseRank на форуме Google. где я с нетерпением жду конструктивного ответа Андрея Липатцева, но пока не дождался 🙂

Небольшой подитог по официальной позции Google:

  • Google не учитывает серповые ПФ при ранжировании конкретных сайтов;
  • Google вообще не использует данные Google Analytics в ранжировании;
  • Google использует данные о поведении пользователей при проведении А/Б в SERP, для дальнейшего внесения изменений в алгоритм ранжирования – речь про метрики качества поиска на основе ПФ.
  • Подвис в воздухе вопрос, про учет в Google графа переходов пользователей, аналогичного BrowseRank.

Пока все. Если я что-то упустил из официальных источников – поделитесь в комментариях. И не стесняйтесь высказывать свое мнение 😉


Метки: , , ,

Опубликовано Октябрь 20, 2017 admin в категории "Поведенческие факторы